Madam Shazly (madam_shazly) wrote,
Madam Shazly
madam_shazly

ПРЕСТОЛЫ ДОИГРАЛИСЬ. Взлет и падение самого эпического сериала планеты

Те, кто искренне полагает, что Игра Престолов – это оригинальная телеконцепция, а литературный источник – так себе, фигня от сивого коня – мимо. Поговорим с теми, кто в курсе, кто автор «Песни льда и пламени». Неважно, читали вы или нет, просто если вы знаете, кто такой Джордж Мартин, уже хорошо. Наш спич пойдет о шестом сезоне, который является уникальным по сути явлением. Сериал шел вдогонку за книгами, а теперь, получается, автору литературного источника фактически приходится бежать вслед за сериальными продюсерами. В истории телевидения и литературы это первый и, наверное, единственный случай. И именно это запаздывание оригинального источника привело к тому, что спешащие к выпуску сезона сценаристы начали уничтожать то, что когда-то было названо лучшим эпическим и фэнтезийным сериалом планеты.





Мартин сам виноват?

Действительно, нефиг так задерживаться с публикацией продолжения! Панов вон не мается, кончилось вдохновение – берет литнегров, называет их громко соавторами, те за него пишут нужные куски «Тайного города», и Рент-ТВ пылит вдогоночку, не заморачиваясь. Мартин пишет какую-то нескончаемую эпопею, по сравнению с которой «Война и Миръ» - повести Белкина.

Я начала читать «ПЛиО», когда еще училась в первом универе и с упоением играла в герцогов и королей с волгоградским ролевищем. Короче, хренову тучу лет назад, и тогда уже знали Джорджа Мартина, Шекспира XXI столетия. Я помню, как герцога Роланда отпаивали корвалолом после прочтения главы «Красная свадьба», а меня, еще более впечатлительную, заранее предупредили, потому что могло не только корвалолом кончиться… Первая книга попала мне в руки на заре двадцать первого столетия, то есть, где-то пятнадцать лет назад. Седьмая часть этого литературного гиганта до сих пор (!) не написана. Я жду финала половину своей жизни!!!

Надо понимать, что такие неспешные темпы для телепроизводства немыслимы. Дождаться даже спойлеров седьмой части и вычитки черновиков самим Мартином на очередном конвенте ролевиков – это максимум, на который были способны товарищи продюсеры. И это с учетом того, что сериал был растянут на немыслимые шесть лет! События в Весторосе столько не занимали.

Неудивительно, что к шестому сезону, когда не были готовы наброски финала литературного произведения, сценаристам пришлось вымудряться. Понятно, что написать вместо Мартина – это все равно, что дописать недостающие куски вместо, скажем, Булгакова. Поэтому я могу простить всю ту отсебятину, которую уже увидела и еще увижу. Но не могу простить другого.

Все чудесастее и чудесастее…


Чем запомнился Мартин – своей совершенно реалистичной кровавостью. После того, как я прочитала главу о казни Неда Старка, я поняла, что моя жизнь изменилась навсегда. Безвозвратно и непоправимо. Потому что в ней наступил тот момент, который… как дети, которые первый раз сталкиваются со смертью. Мы привыкли к тому, что главные персонажи, проходящие через все повествование, они какие-то заколдованные. Неубиваемые. Пуленепрошибаемые. В любой опасный момент следует ожидать чудесного спасителя на голубом вертолете, на хромом единороге или, хрен с ним, на потрепанной молью козе. Но приедет, спасет и обязательно поцелует в лобик на ночь, чтобы кошмары не снились.

У Мартина с самыми любимыми героями случалось то, что должно было случиться, согласно логике эпохи Вестероса. Их казнили, убивали враги на ристалище и любимые дети на домовой псарне. Их предавали близкие и травили из-за границы незнакомые коллеги по трону. Чтение ПЛиО было хорошо тем, что читатель постоянно жил в напряжении, в ожидании того, что случится с героями дальше. Это был такой литературный тотализатор – выживет или нет? Делаем ставки, дотянет до конца главы или хана?

Ладно драконы... а это зачем?

Когда случилось чудесное воскрешение Кейтилин Старк, я несколько расстроилась. Привнесение в сюжет лишних магических линий показалось мне слегка притянутым за уши. Увы, сценаристам Игры Престолов эта примитивная концепция понравилась больше, чем мартиновская правдивость. Следуя бешеному общественному резонансу после свадьбы Сансы, сценаристы начали заниматься воскрешением любимчиков, устроив целую свистопляску с бубнами вокруг бедного Джонечки Сноу, которого за каким-то ананасом не похоронили, как полагается, а прямо сходу вдруг дружно поволокли воскрешать.

Когда Игра Престолов стартовала, сценаристы и режиссеры сделали максимум для того, чтобы сериал соответствовал книге. Фанаты Мартина испытывали от просмотра каждой серии пятидесятиминутный ментальный оргазм. Коллективно. Планета содрогалась вместе со зрителями, которые рассматривали птиц, шитых золотом по платью Серсеи, перешептывались относительно внешности сурового кхала Дрого и соответствия образа Винтерфела описанию, которое сделал автор в самом начале. Сериал был не просто великолепен, он был немыслим в своей детализации и проработке!

Разошлись дороги-пути

В пятом сезоне начались какие-то совершенно дебильные разночтения с литературным источником. Причем, не сокращения, неизбежные тогда, когда книжная эпопея при всем желании не уместится в эфирное время. С этой бедой мы все научились мириться. Какого, простите, хрена убили Мирцеллу, какого пьяного лешего выдали Сансу за Болтона, это вообще что за издевательство? Я много могу привести примеров того, как перехерачили всю литературную основу, оставив вместо нее кокаиновые фантазии.

Мартин все еще остается среди продюсеров сериала, и все еще заверяет поклонников ПЛиО, что «у него все под контролем», но сдается мне, он просто не хочет терять лицо, сознавшись в том, что все пошло наперекосяк. Поругавшись с телевизионщиками, он противопоставит литературную часть нашумевшей сериальной. А поклонников книги это не заставит отвернуться от экрана. Даже несмотря на то, что шестой сезон начался лихо. Превращение Красной женщины в старуху, воскрешение Сноу, похороны Мирцеллы, отсутствие половины сюжетных линий, присутствовавших в книге.

Сериал начинает превращаться в голливудскую хеппи-энд драму, в которой предсказуемость героев и угодничество стадам жующих американских телезрителей, а также мать ее толерантность, корректность и соответствие морально-этическим нормам перевешивает оригинальную и по сути уникальную в своей мать ее реалистичности шекспировскую драму Вестероса.

Краем уха услышав о том, что случится еще и седьмой, финальный сезон, я, если честно, расстроилась. Мне стало понятно, для чего «доигрались престолы»: люди, которые никогда в жизни не возьмут в руки книгу, тем более, не осилят дюжину толстых томов с тремя десятками разбросанных по страницам историй, это жующая и не особо любящая соображать публика, которая не врубится, почему все не хеппи-эндом в итоге кончилось. В сериале уже появилось то, что называется тупорылой предсказуемостью. Меня добила сцена на псарне Болтонов, когда после вопроса "Где лорд Болтон" я знала, каким будет ответ. Впрочем, с первой секунды было понятно, что будет происходить в ближайшие пять минут. Вернувшись к первому сезону, можно заметить, что ничего подобного не было. Но после первого сезона домохозло не забрасывало Обаму требованиями повлиять на сценаристов и переписать историю. Шестой сезон Обама посмотрел до того, как ему разрешили выйти на экраны. Аллес. Сталинизм какой-то. Впрочем, плохое, непредсказуемое начало – это ничто, если будет хороший финал с поцелуем на фоне разрушенного во имя добра города, разве не так?

А люди, которым дорога изначальная кровавая концепция – прочитают книгу, оставив сериал в качестве как раз альтернативно-развлекательной версии, не имеющей никакого отношения к любимому книжному изданию. Со всех сторон правильно. Не оставляет только одно обидное ощущение – как круто начали, и как по-простецки, угодливо поджав хвост, заканчивают эту телевизионную эпопею – некогда лучший фэнтезийный сериал планеты.


Tags: Кино
Subscribe
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 196 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →